Песни советского человека. Песни, тексты, ноты, аккорды, табулатуры. 
				Русские, советские и зарубежные песни

ЗАПИСКА ОТДЕЛА НАУКИ И КУЛЬТУРЫ ЦК КПСС О СОСТОЯНИИ СОВЕТСКОЙ ОПЕРЫ

8 мая 1953 г.

Секретарю ЦК КПСС тов. Поспелову П. Н.

Считаем необходимым, доложить Вам о неблагополучном положении дел с созданием советской оперы.

I. СОСТОЯНИЕ ОПЕРНОГО ТВОРЧЕСТВА

Количественная характеристика. Несмотря на некоторое оживление в работе композиторов над оперой и на расширение круга оперных авторов после постановления ЦК ВКП(б) об опере в 1946 году, все же должной перестройки в деле создания оперы, особенно на темы современности, за последние годы не произошло. Положение остается тяжелым и реальных перспектив коренного улучшения в оперном творчестве пока не имеется.

За последние пять лет количество советских опер в репертуаре театров (в том числе написанных до 1948 года) значительно сократилось. Об этом свидетельствует следующая таблица:

Количество советских опер, поставленных в 1948 г.

Количество советских опер, сохранившихся в репертуаре театров

Количество советских опер, снятых с репертуара к сезону 1952—1953 г.

Оперы русские

13

8

5

Оперы других национальностей

64

39

25

Всего

77

47

30

Таким образом, в настоящее время в оперных театрах страны ставится на сценах всего 46 опер советских композиторов, из них 9 на русском языке и 39 — в национальных республиках.

Из восьми русских опер лишь четыре идут в нескольких городах одновременно («Семья Тараса» Д. Кабалевского — в 12-ти городах, «Морозко» М. Красева — в 10-ти, «Тихий Дон» И. Дзержииского — в 6-ти, «Молодая гвардия» Ю. Мейтуса — в 4-х). Четыре оперы идут только в одном-двух городах («В бурю» Т. Хренникова, «В грозный год» Г. Крейтнера, «Суворов» С. Василенко, «Иван Болотников» Л. Степанова). Лишь две-три этих опер получили более или менее прочное признание массового зрителя. Однако, ни одна из опер не стала по настоящему любимой и популярной. Даже такие оперы как «Семья Тараса» и «В бурю» обеспечивают лишь от 50 до 90% сборов и то после большой организационной работы по распространению билетов и главным образом в воскресные и субботние дни.

Значительная часть опер не выдержала испытания временем и сошла со сцены. Большинство опер и балетов снято ввиду несоот­ветствия их идейно-художественных качеств возросшим требованиям и вкусам слушателя.

Работа композиторов по созданию новых опер отличается малой эффективностью, а сплошь и рядом бесплодностью результатов, что видно из следующего:

Всего написано опер с 1946 по 1952 г.

Из них было поставлено

Сохранилось в репертуаре

Не ставилось совсем

24

8

5

16

Таким образом, из 24 написанных за последние пять лет новых опер удержалось в репертуаре лишь пять опер, а 18 совсем не ставились из-за их низкого идейно-художественного качества.

ВОПРОСЫ КАЧЕСТВА

Особенно слабые по качеству оперы создают композиторы на актуальные современные темы. Образы советской действительности раскрываются композиторами плохо и схематично.

В советской опере наблюдается одностороннее увлечение революционно-исторической или эпической тематикой (оперы: «Емельян Пугачев», «Степан Разин», «Богдан Хмельницкий», «Иван Болотников», «Декабристы», «Дмитрий Донской», подавляющее большинство опер в национальных республиках).

Многие композиторы заимствуют сюжеты для своих опер из классической литературы, сказок и т.д., уклоняясь от современных тем (оперы: «Граф Нулин», «Станционный смотритель», «Маскарад», «Княжна Мэри», «Горе от ума», «Война и мир», «Хозяйка гостиницы», «Свадьба Кречинского», «Фрол Скобеев», «Волк и семеро козлят» и многие другие).

Это многолетнее увлечение до сих пор не преодолено, хотя за последнее время у композиторов намечается тенденция приблизить изображаемый в операх исторический период к современности (например, темы из начальных лет Советской власти), или заимство­вать сюжеты из литературных первоисточников, отражающих сего­дняшний день советской действительности. Эти попытки имеют, однако пока еще робкий характер и большей частью оказываются неудачными. Ряд опер, написанных на значительные актуальные темы, провалились в результате отсутствия в них правильного идейного замысла. Таковы: «Великая дружба», «От всего сердца», «Богатая невеста», «Корень жизни» и др. Многие оперы оказались неудачными, так как были написаны на незначительные, случайные темы.

Некоторые серьезные по замыслу и идейно-художественным качествам оперы хотя и сохранились в репертуаре, но не являются достойными сцены Большого театра и по своим качествам все же ниже классических оперных произведений («Тихий дон», «В бурю», «Семья Тараса», «Молодая гвардия»).

В данное время группа ведущих композиторов приступила к ра­боте над новыми операми на актуальные современные темы: И. Дзер­жинский — «Далеко от Москвы», Ю. Бирюков — «Кавалер золотой звезды», Д. Кабалевский — «Никита Вершинин» (по «Бронепоезду № 14—69»); Т. Хренников — «Мать» (по Горькому), К. Молчанов — «Заря» (по пьесе «Разлом» Лавренева), В. Мурадели — «Октябрь» и др.

Одновременно другая группа композиторов перерабатывает и улучшает ранее написанные оперы. (Ю. Шапорин — «Декабристы», А. Касьянов — «Степан Разин», Френкель — «Угрюм-река», А. Спадавеккиа — «Хождение по мукам» и др.)

Однако ожидать в скором времени серьезных сдвигов и реши­тельного перелома в результате этой работы пока что трудно. Уже сейчас очевидно серьезные трудноисправимые недостатки перерабатываемых опер. К их числу следует отнести слабую драматургию, не­мощную конфликтность содержания многих опер. Как правило, этот недостаток приводит к отсутствию в них больших волнующих драматических сцен, столкновений действующих лиц, что для оперы имеет особенно важное значение.

Серьезным пороком созданных (а во многом и создаваемых в на­стоящее время) опер является их недостаточная мелодичность. Это в особенности отражается на успехе главных положительных героев, как правило почти не имеющих певучих красивых арий, ансамблей и потому не способных завоевать любовь, симпатии слушателей. Созданные оперы свидетельствуют также о том, что советские компози­торы слабо овладевают мастерством оркестрового развития, речита­тива, что также пагубно отражается на качестве их опер.

К содержанию

II. ПРИЧИНЫ

О ГРУППЕ ВЕДУЩИХ КОМПОЗИТОРОВ

Мурадели. Опера «Октябрь»

Вано Мурадели. Опера «Октябрь» в постановке Большого театра

По-прежнему ограничен и узок круг композиторов и либреттистов, способных создать полноценные оперные произведения.

Группа ведущих композиторов, которые могут создать серьезную оперу, ограничивается лишь несколькими давно известными фами­лиями (Шостакович, Хачатурян, Хренников, Кабалевский, Шапо­рин, Дзержинский, Коваль). Новые имена в оперном жанре за по­следние годы не появились.

Но и большинство из названных композиторов или совсем не ра­ботает над оперой, или работает недопустимо вяло. Их работа не организуется и не направляется Министерством культуры СССР и Союзом советских композиторов. Так, например, композитор Кабалевский совместно с драматургом Цениным недавно закончили либ­ретто оперы «Никита Вершинин», однако далее работа затормози­лась из-за загруженности композитора другой работой (1). Вместо того, чтобы освободить композитора от побочных дел, бывший Комитет по делам искусств и Музфонд СССР направляют его в длительные командировки

Другой пример: опера «Угрюм-река» (2), снятая в свое время с ре­пертуара Ленинградского театра, давно переработана авторами, но не возобновляется на сцене, так как Комитет по делам искусств направил режиссера этого спектакля Соколова в заграничную команди­ровку.

Такая же незаинтересованность оперным творчеством имеет ме­сто в Союзе советских композиторов. Композитор Хренников ис­пользовал предоставленный ему дня создания оперы полугодовой творческий отпуск непродуктивно. Вместо работы над оперой он со­вершил две гастрольных поездки с авторскими концертами, а затем длительное время болел. За время отпуска им совместно с драматургом Файко написана лишь половина либретто оперы «Мать» (по произведению М.Горького) (3). В данное время работа затормозилась еще более из-за загруженности композитора по руководству Союзом композиторов.

Композитор Мурадели под разными предлогами уже не первый год фактически уклоняется от работы над оперой «Октябрь» и дейст­венных мер по отношению к нему не принимается (4).

Из-за отсутствия индивидуального подхода к каждому из ведущих композиторов, невнимания к условиям их труда и быта, многие из них оказались выбитыми из творческого состояния, не проявляют подлинной заинтересованности, инициативы, творческого горения. Предоставленные самим себе, некоторые из композиторов потеряли идейную остроту в творчестве, снизили мастерство и находятся в со­стоянии творческой депрессии.

КОМПОЗИТОР И. ДЖЕРЖИНСКИЙ

Министерство культуры СССР и Союз композиторов много лет равнодушно взирают на заметное угасание таланта композитора, находящегося в неблагоприятных семейно-бытовых условиях (отрицательные влияния жены, увлечение спиртными напитками). Создав в свое время оперу «Тихий Дон», ставшую исторической вехой в развитии советского оперного искусства, Дзержинский с тех пор не написал ничего выдающегося и достойного внимания. Неправильные методы работы Министерства культуры с композитором Дзержинским видны хотя бы из того факта, что Министерство, не дожидаясь пока Дзержинский закончит и доработает оперу на современную тему («Далеко от Москвы»), заключает с ним договор на доработку его старой оперы на классическую тему («Гроза») (5).

КОМПОЗИТОР Д. ШОСТАКОВИЧ

Советский композитор Дмитрий Шостакович

Советский композитор Дмитрий Дмитриевич Шостакович (1906—1975)

Этот крупнейший и бесспорно талантливейший композитор также в течение многих лет не обращается к оперному жанру. Созданная им музыка к ряду кинофильмов и даже написан­ная им ранее формалистическая опера «Леди Макбет» (6), несмотря на свои серьезные пороки и формалистический характер, свидетельствуют о больших возможностях композитора, его безусловной способности создать именно оперную музыку.

Однако Шостакович в известной степени подвержен идеологическим шатаниям; он находится под заметным влиянием групповщины, имеющей место среди композиторов. Серьезные сигналы о про­тиворечивых влияниях и тенденциях в жизни и деятельности этого композитора свидетельствуют о том, что он до конца и искренне в идейно-художественном отношении все еще не перестроился.

Шостакович не торопится выступить в оперном жанре, не ищет достойной темы и хорошего либреттиста. Он предпочитает сочинять музыку для кино, хоры, квартеты и другие произведения, не требующие особого труда, усилий и ответственности.

Министерство культуры и Союз советских композиторов не при­влекают Шостаковича к работе над оперой и тем самым мало помогают ему в том, чтобы он твердо и окончательно укрепился на реа­листических позициях.

КОМПОЗИТОР ХАЧАТУРЯН

Один из наиболее талантливых советских композиторов, требующих индивидуального подхода, внимания и умелого идейно-творческого руководства со стороны Министерства и ССК. Он, безусловно, способен создать яркую оперу, однако вовсе не работает в этом жанре

Вследствие особенностей своего характера (болезненное самолю­бие, несамокритичность), композитор до сих пор не преодолел внут­ренней обиды за критику его творчества и деятельности в 1948 году, он вынашивает эту обиду на руководителей Союза композиторов и Министерства и считает себя незаслуженно забытым и третируемым (7).

Все это мешает ему по-настоящему включиться в творчество. Не­сомненно, что при более внимательном отношении к нему, Хачатурян смог бы преодолеть внутренний кризис и стать полезным для развития советской оперы.

Можно назвать фамилии и других талантливых композиторов, которые способны создать хорошую оперу, однако Министерство культуры предпочитает не иметь с ними дела на том основании, что в прошлом их постигла серьезная неудача при первых попытках соз­дать оперу (например, украинский композитор Жуковский).

О ТВОРЧЕСКОЙ МОЛОДЁЖИ

Советский композитор Кирилл Молчанов

Советский композитор Кирилл Владимирович Молчанов (1922—1982)

Талантливая композиторская молодежь недостаточно вовлекается в работу по созданию произведений в оперном жанре. В консерваториях слабо практикуют активные фор­мы обучения творческому мастерству в жанре оперы. Студенты, кон­чающие музыкальные ВУЗы, редко защищают дипломы в виде оперы или отдельных оперных актов, что в прошлом было широко пред­ставлено в практике старых консерваторий. Введенный в учебные штаны консерваторий курс «Оперной драматургии» читается лишь в двух-трех консерваториях. Студентам-композиторам не оказывается помощи в создании текстов либретто, что нередко служит основной причиной отказа их от сочинения оперы как дипломной работы.

Так в 1949 году студент Московской консерватории Б. Чайков­ский (по классу профессора Мясковского) защитил в качестве ди­плома увертюру и один акт оперы «Звезда». Выйдя из стен консерва­тории, Б. Чайковский забросил начатую оперу и занимается больше редакторской работой по радиовещанию (8).

В 1950 году студент Молчанов (класс А. Александрова) защитил дипломную работу — оперу «Каменный цветок» (9). Опера была поставлена в театре им. Станиславского. В прошлом году она сошла со сцены, т.к. оказалась нежизненной. В 1949—1951 гг. студенты Мос­ковской консерватории Бурханов, Абраев, Мухатов, Тулебаев (по классам профессоров Василенко и Мясковского) также написали отрывки или законченные оперы (одна из них «Биржан и Сара» Тулебаева удостоена Сталинской премии) (10). Однако все эти оперы имеют лишь местное значение для отдельных республик.

Других случаев работы студентов-выпускников консерватории над операми не имеется.

Таким образом, работа молодых композиторов-дипломников за последние 4—5 лет оказалась малоэффективной с точки зрения раз­решения больших задач оперного жанра и выдвижения в этой области перспективных творческих фигур.

Особых перспектив для русской оперы не предвидится и в теку­щем году. В Московской консерватории намерены защитить диплом представлением законченных опер три молодых композитора, среди которых нет ни одного русского: Ройтерштейн (класс Чулаки), Цинцадзе (класс Богатырева), Эшпай (класс Голубева). Все три оперы вряд ли могут рассчитывать на распространение вследствие узко на­циональной тематики. Из молодых авторов, зарекомендовавших себя последние годы, не привлечены к созданию опер Арутюнян, Светла­нов, Муравлев и другие. Между тем, при правильном подходе к этим авторам, они уже теперь могли бы приобретать необходимый опыт в сочинении оперных произведений.

ВОПРОСЫ ЛИБРЕТТО

Одним из основных тормозов, мешающих соз­данию опер на современную тему, является отсутствие полноценного в идейно-художественном и музыкально-драматургическом отноше­нии либретто.

В нарушение прогрессивных традиций классики, большинство советских композиторов устранилось от самостоятельных поисков тематики для своих опер. Установилась порочная практика ожида­ния композиторами готовых либретто от писателей, Министерства культуры и т.д.

В этом сказывается невысокий уровень мировоззрения многих композиторов, их нежелание и неумение искать в жизни темы, изучать жизнь, следить за передовой советской литературой. Ставка только на готовые апробированные, «утвержденные» либретто лиша­ет творчество композиторов подлинного вдохновения, вынашивания реальных тем.

С другой стороны, крупные писатели целиком самоустранились от задачи создания полноценных либретто. Писатели Леонов, Твар­довский и некоторые другие отказываются сотрудничать с оперными композиторами на основе своих литературных произведений, заяв­ляя: «Пишите! Получится — не будем возражать, не получится — не разрешим использовать наши сюжеты».

В Союзе советских писателей существуют вредные для дела настроения и взгляды, которые сводятся к тому, что крупный писатель не должен заниматься сочинением либретто, так как это несамостоятельный вид литературы, отвлекающий писателей от основных творческих задач. В результате этого сочинение либретто фактически от­дано на откуп ремесленникам или второстепенным писателям типа Эрдмана, Типота, Вольпина, Железнова, Солодаря, Зорина и др.

Все взаимоотношения Союзов композиторов и писателей в этом вопросе сводятся к бесконечным и бесплодным дискуссиям на тему о ведущем значении и роли писателя или композитора в сочинении оперы.

Большим тормозом в создании полноценных либретто и следова­тельно самих опер является слабая, «любительская» осведомленность в вопросах оперной драматургии лиц, создающих оперные либретто.

РУКОВОДСТВО

Министерство культуры СССР и творческие союзы, неправильно понимая творческие взаимоотношения либреттистов и композиторов, ничего не сделали, чтобы наладить непосредственное, индивидуальное общение крупных писателей и композиторов, спо­собствовать их творческой дружбе и постоянному общению на почве больших общих задач искусства.

КОМИССИЯ ПО ДРАМАТУРГИИ СОЮЗА СОВЕТСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

Комиссия по драматургии Союза советских писателей, ведающая работой по созданию либретто, проявляет полную беспомощность и незаинтересованность этим участком. В комиссии уделяется доволь­но много внимания обсуждениям никому не нужных, заведомо не­годных либретто, однако ничего не делается для решения главной задачи — сплочения ведущих писательских сил вокруг проблемы создания оперного либретто на советскую тему. Длительное время комиссия не в состоянии справиться с такой относительно нетруд­ной задачей, как отбор лучших произведений советской прозы, по­эзии и драмы, могущих быть рекомендованными композиторам в ка­честве либретто для опер. Ничего не предпринимается для того, что­бы помочь группе писателей интересующейся либреттистикой, в ос­воении элементарных основ оперной драматургии.

Год назад состоялось решение Секретариата ССП, которое наме­тило конкретную программу работы писателей над созданием либ­ретто, однако на деле это постановление оказалось забытым. Комис­сия по драматургии фактически бездействует, а контроля исполне­ния со стороны Секретариата нет. Руководитель комиссии А. Софронов не принимает никаких мер к оживлению этой работы в Союзе советских писателей.

ОПЕРНАЯ КОМИССИЯ СОЮЗА СОВЕТСКИХ КОМПОЗИТОРОВ

Оперная комиссия Союза советских композиторов также длительное время проявляет беспомощность и безынициативность в работе. При определении штатов Союза советских композиторов оперной комис­сии были созданы наиболее благоприятные условия (увеличенный состав руководителей комиссии, повышенные оклады). Однако Союз композиторов не сумел использовать этих преимуществ. Частая сме­на руководителей, назначение некомпетентных лиц, бесконтроль­ность в работе привели к бесплодности ее многолетней деятельно­сти.

Образцами безответственности является, например, практика на­значения руководителей комиссии. За последние два года на долж­ностях ответственных секретарей комиссии перебывали такие лица, как Тихомиров, Магиденко, Светланов, Пантирь и др. Все они не имеют никакого отношения к оперному творчеству, не обладают организационными навыками и, попав на эти должности без доста­точных деловых оснований, проявили полную бездеятельность и не­заинтересованность в работе.

То же относится к председателям оперной комиссии, которые также неоднократно менялись, причем практика смены и назначе­ния их свидетельствует о безответственности Секретариата Союза композиторов. Так, на эту должность был назначен одно время мо­лодой, неопытный композитор Молчанов, который развалил работу комиссии. На его место год назад был назначен музыковед Шавердян, который также ничего не сделал, чтобы улучшить работу комис­сии; получая 2000 рублей в месяц, он почти не участвовал в работе. В данное время Шавердян сменен, причем Секретариат не потребо­вал от него никакого отчеты в работе. С января 1953 года должность вообще была не замещенной. Лишь на днях назначен председателем комиссии композитор Кабалевский.

Референтом комиссии уже более двух лет состоит инженер Хей­фиц, которая ни с какой стороны не связана с музыкой, однако ра­ботает в этой должности и одновременно еще в трех комиссиях: симфонической, хоровой и детской музыки. До Хейфиц (с 1948—1951 г.) на должности референта работала более двух лет Руденко — библиотекарь по специальности. Таким образом, важнейшие руково­дящие должности в оперной комиссии в течение 5 лет не замещены специалистами и превратились в доходную статью для лиц, не имеющих никакого отношения к оперному творчеству и не могущих идейно и организационно возглавить этот участок.

Оперная комиссия Союза советских композиторов занимается больше регистрацией творческих явлений, чем систематической и целенаправленной работой с композиторами и писателями. Вместо повседневной индивидуальной работы с крупными авторами, так­тичных форм помощи им, организации необходимых консультаций, комиссия ограничила свою деятельность казенными по форме засе­даниями с привлечением случайных, не пользующихся авторитетом людей. На этих заседаниях зачастую происходит некомпетентный разбор прослушанных в плохом авторском исполнении произведе­ний и даются узкие рецептурные советы о частных доделках и пере­делках. Такая форма «помощи» не содержит в себе творческого начала; она ничего не дает автору, культивирует вкусовщину, случай­ность оценок и выливается лишь в бесплодные словопрения.

Руководство Союза композиторов ничего не делает, чтобы найти живые индивидуальные формы работы с авторами, обеспечить под­линно творческую атмосферу и действенность общественной помо­щи композиторам.

УПРАВЛЕНИЕ ТЕАТРОВ МИНИСТЕРСТВА КУЛЬТУРЫ СССР

Управление театров Министерства культуры СССР по своей структуре и формам работы совершенно не обеспечивает условий для развития инициативы и творческой энергии композиторов и пи­сателей. Управление не может выйти из рамок сложившихся фор­мальных методов работы и превратилось в бюрократическую ин­станцию, стоящую между композитором и театром.

Отдел музыкальных театров Управления не может по-настоящему возглавить работу по созданию оперы из-за неудовлетворительности состава работников репертуарно-редакторского отдела. Здесь имеется всего лишь 5 человек, связанных с делом подготовки новых оперных произведений. Из них начальник репертуарно-редакторского отдела Васильев — бывший дирижер оперетты с незаконченным высшим образованием; он не способен по уровню своих знаний решать сложные вопросы оперного жанра. Должность главного музыкаль­ного редактора в отделе не занята в течение 1,5—2 лет. Должность главного литературного редактора занимает малоопытный драматург Тихонов, никак ранее не связанный именно с оперной драматургией. Имеющиеся в отделе два редактора также не являются авторитетны­ми специалистами в области оперной драматургии. Их работа в ос­новном сводится к отсеву заведомо слабых произведений, поступающих в Комитет «самотеком». Систематической индивидуальной работы с авторами, работающими по заказу Комитета над операми, они не ведут, контроль за ходом работы не осуществляют.

Множественность инстанций, разноречивость суждений, подчас мелочная опека и прямое или косвенное администрирование неред­ко дезориентируют авторов, создают нервозную обстановку, тормо­зят и обезличивают творческий процесс. В этом смысле показатель­на история с оперой «Богдан Хмельницкий» Данькевича (11). После критики «Правды» автор совместно с либреттистами внес ряд улуч­шений в оперу, ЦК КП Украины одобрил новый вариант либретто, опера была вновь поставлена и получила одобрение; однако затем ЦК КП Украины потребовал от авторов новых изменений. Это за­метно отразилось на композиторе и выбило его из творческого со­стояния. Имеются и другие аналогичные факты. Так, например, об­суждением либретто «Кавалер золотой звезды» (12) в новосибирском обкоме КПСС занимались почти все отделы обкома и особенно много сельскохозяйственный отдел. Тем не менее, в опере оказались повторенными многие недостатки оперы «От всего сердца», большая тема сведена к мелким несущественным недоразумениям. Либретто и музыка оперы «Хождение по мукам» (13) после одобрения их в бывшем Комитете по делам искусств при Совете Министров СССР с участи­ем представителя Комитета по делам искусств при Совете Министре РСФСР, по запоздалому требованию председателя Комитета по де­лам искусств при Совете Министров РСФСР т. Будаева, были вновь поставлены на обсуждение. В результате выявились серьезные изъяны в опере, хотя она уже целиком окончена автором. Все это гово­рит о тенденциях перестраховки у организаций вместо помощи авто­рам и о поверхностном подходе к произведениям на ответственных этапах их создания.

Отсутствие своевременной полноценной и всесторонней квали­фицированной консультации либреттисту и композитору часто явля­ется причиной провала уже поставленных театрами опер. Серьезные идейные, драматические и прочие коренные недостатки сценария, либретто обнаружились на генеральных репетициях постановок опер «Декабристы» Ю. Шапорина в ГАБТс и «Угрюм река» в Ленинград­ском малом оперном театре. Авторам и театрам пришлось многое в них переработать заново.

В Управлении театров отсутствует специальный сектор подготов­ки сценариев и либретто для опер. Никто этот процесс не организует, не изучает, не планирует. Это одна из причин многих и больших длительных затруднений в работе композиторов и либреттистов.

Комитет по делам искусств в недавнем прошлом неоднократно проявлял беспринципность в деле заказа новых опер. Об этом свиде­тельствует вышеуказанный факт с операми «Далеко от Москвы» и «Гроза» композитора Дзержинского. Вместо того чтобы стимулиро­вать работу композитора Коваля над доработкой нужной оперы «Емельян Пугачев», Комитет заключил с ним договор на совершенно неактуальную оперу «Граф Нулин» и т.д. Тем самым композиторы систематически отвлекаются от решения основных задач в области оперного жанра.

За прошедшие годы руководители творческих союзов и бывшего Комитета по делам искусств (тт. Фадеев, Беспалов, Хренников) ни разу не вызвали для индивидуальной беседы по вопросам оперы вы­дающихся композиторов и драматургов, (если не считать Ю.Шапорина с оперой «Декабристы») не попытались установить с ними деловые и творческие связи, выяснить их нужды, проявить внимание к их работе в этой области. Подобная незаинтересован­ность не может не влиять отрицательно на энергию авторов, снижает их интерес к опере.

Республиканские комитеты по делам искусств также неудовле­творительно ведут работу по заказу и подготовке новых опер. Коми­тет Российской Федерации за последний год реализовал лишь один заказ («В грозный год» Крейтнера). Заказав еще в 1950 году некото­рые оперы («Бабье лето» Голубенцева, балет «Свет над долиной» Ряузова), Комитет до сих пор не добился завершения их авторами. В данное время новых заказов Комитет не осуществляет, ограничива­ясь переводами некоторых опер (татарская, чешская), или «увязкой» работы композиторов непосредственно с театрами (Новосибирским, Молотовским, Горьковским, Саратовским и др.).

Комитет по делам искусств Украинской республики излишнее внимание уделяет заказу балетов («Весенняя сказка» Нахабина, «Ко­ролевство кривых зеркал» Рожевской, балет Жуковского на тему о воссоединении Украины). Из новых опер заказаны лишь: «Милана» композитору Майбороде (к 300-летию Украины), «Довбуш» Дюдкевичу, «Северная Аврора» Мейтусу. Первые две оперы сочиняются уже много лет.

МАТЕРИАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

Практика показывает, что многие круп­ные композиторы избегают обращаться к оперному жанру, а предпо­читают систематически получать заказы от Министерства кинема­тографии на создание музыки к фильмам. За небольшое количество такой музыки (несколько песен и иллюстрирующих эпизодов) ком­позитор получает большие суммы, причем незначительная творче­ская ответственность и затрачиваемая энергия при создании музыки для кинофильмов несравнимы с большим и ответственным трудом оперного композитора. Так, например, композитор Шостакович за 5 лет (с 1948—1952 гг.) написал небольшое количество музыки для 8 фильмов, получив за это более 600 тыс. рублей; Хачатурян за семь фильмов получил 500 тыс. руб.; Хренников за то же время написал музыку к шести фильмам (практически по одной — две массовых песни) и получил более 300 тыс. рублей; Крюков за девять фильмов получил около 550 тыс. рублей; Шебалин — за шесть фильмов 300 тыс. рублей, молодой композитор Муравлев за два года успел уже написать музыку к трем фильмам и получил за это 75 тыс. руб. и т.д.

Создание оперы — крупной музыкальной формы связано обычно с большими и длительными переделками и доработкой, всесторон­ней общественной критикой произведения и, в конечном счете, — в случае неудачи — ставит под сомнение идейно-творческий авторитет композитора. При всем этом, труд его оплачивается значительно ниже, чем за музыку для фильмов (не более 60 тыс. за музыку оперы, в то время, как за фильм, считая выплату потиражных — до 75 тысяч с последующими повторными гонорарами за возобновляемый тираж еще 50 тысяч). К этому следует добавить и то обстоятельство, что крупный композитор, привлекаемый к созданию музыки для большого фильма, как правило, включается в состав группы, выдвигае­мой на Сталинскую премию за создание фильма.

Крайне заниженными также являются ставки авторского гонора­ра за издание клавиров и партитур опер (от 10 до 12 тысяч рублей).

Все это приводит практически к тому, что крупные композиторы отказываются от работы над оперой и пишут преимущественно му­зыку для кинофильмов.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ РАБОТА

Композитор в настоящее время почти лишен права на опыт и эксперимент в каком-либо театре, особенно в Москве и Ленинграде.

Сосредоточив у себя прием либретто и музыки, Управление теат­ров Министерства культуры СССР недостаточно поощряет инициа­тиву театров периферии. В большинстве театров не ведется настоя­щей работы с авторами. Слабо используются для этой цели такие те­атры, как филиал Большого театра, Малый оперный театр в Ленин­граде. Наиболее хорошо проявивший себя в этом отношении за последнее время театр им. Станиславского находится в ведении город­ского управления, а потому и не располагает необходимыми воз­можностями для ведения активной творческой работы по постановке новых опер.

Плохо работают над созданием нового репертуара основные ве­дущие театры союзного подчинения, хотя они располагают для этой работы специальными большими средствами. Художественное руко­водство ГАБТа (Голованов и др.), Ленинградского театра им. С. М. Ки­рова (Хайкин) по существу стоит полностью в стороне от этого важного дела. Подбор кадров на должности завлитов этих театров не­удовлетворителен. Работающие в настоящее время в ГАБТе — Орешников, в театре им. Кирова — Дзержинский, в Ленинградском оперном театре — Богданов-Березовский являются случайными людьми, не имеющими достаточных знаний и необходимого организационного опыта в оперном искусстве. В результате этою работни­ки, призванные по своим функциям организовать совместную работу композитора и театра, проваливают ее. Фактически оказались со­рванными заказы ГАБТа на сочинение опер, данные Шостаковичу, Макаровой, Мурадели и другим композиторам. Эта же незаинтересованность привела к провалу совещания либреттистов в Ленинграде, на которое руководители оперных театров (директор театра им. Ки­рова Орлов, худрук. Хайкин) даже не явились.

КРИТИКА

Печать не только не содействует рождению полноцен­ной советской оперы, но нередко своей некомпетентностью и одно­сторонней, а зачастую неоправданно уничтожающей оценкой, содей­ствует провалу новых опер, их полной дискредитации. Таковы, на­пример, «разносная» статья об опере «Угрюм-река», помещенная в «Ленинградской правде», необъективная, безграмотная статья в «Ли­тературной газете», целиком, зачеркнувшая оперу «Декабристы» и др.

Нередко подводя под рубрику «идейно-порочных» отдельные не­совершенства либретто и драматургии опер, не делая грани между недоработанностью и коренными идейными пороками произведе­ний, газеты тем самым создают у композиторов неправильные демо­билизующие настроения, сеют неуверенность в силах и способностях создавать художественно правдивые произведения. Это заметно спо­собствует нежеланию композиторов писать оперы и заставляет их работать в других жанрах.

Все эти и многие другие причины, тормозящие дело создания со­ветской оперы, не изучаются по серьезному и не устраняются ни в Министерстве культуры, ни в творческих союзах.

К содержанию

III. ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Считали бы необходимым:

1. Провести в ЦК КПСС совещание руководителей Министерства культуры СССР, Союзов композиторов и писателей по вопросу о положении с оперой. На совещании заслушать сообщения тт. Беспа­лова, Кабалевского и Софронова, а также содоклад представителя Отдела науки и культуры ЦК КПСС. Указать тт. Беспалову, Софронову и Хренникову на неудовлетворительность их личного организационного руководства делом создания оперы, подвергнуть резкой критике деятельность подведомственных им организаций и предупредить их о персональной ответственности за дальнейшую организацию и сплочение творческих сил для решения вопроса о создании советской оперы.

2. Обязать Министерство культуры и творческие Союзы обеспечить в индивидуальном порядке максимально благоприятные усло­вия для работы небольшой группы ведущих композиторов, способ­ных создать перелом в оперном жанре (Шостакович, Кабалевский, Хренников и др.): заключить с ними договоры на создание опер, связанных с темами современности и освободить их от всех излишних нагрузок, мешающих творческой работе.

Рекомендовать сосредоточить основные усилия для быстрейшего завершения работы над такими операми на советскую тему, как: «Октябрь» Мурадели, «Щорс» Лятошинского, «Как закалялась сталь» Чистякова, «Никита Вершинин» Кабалевского, «Заря» Молчанова, а также над другими, начатыми и значительными по замыслу произве­дениями: «Декабристы» Шапорина, «Мать» Хренникова, «Угрюм-река» Френкеля, «Емельян Пугачев» Коваля, «Северная Аврора» Мейтуса, «Чапаев» Шостаковича и др.

3. Поставить вопрос перед Правительством об улучшении матери­альных условий композиторов, в частности о разрешении Министер­ству культуры в отдельных случаях выплачивать ведущим компози­торам и либреттистам, работающим над операми на значительные темы, повышенные гонорары до 150 тысяч рублей за оперу, о разре­шении Министерству выплачивать композиторам и литераторам ра­зовые суммы в размере до 10 тысяч рублей за право постановки опе­ры более чем в пяти театрах, об увеличении на 100% гонорара за из­дание оперных произведений и суммы авторских отчислений за исполнение опер в размере до двух процентов сверх существующих ставок.

4. Организовать в 1953—1954 гг. конкурс на создание оперы. Конкурс провести в два-три тура: открытый на сочинение сценария и либретто, затем закрытый на создание музыки на текст премирован­ного либретто.

5. Обязать Министерство культуры СССР и творческие союзы пересмотреть и улучшить существующую систему организационных и творческих взаимоотношений с композиторами, а также порядок го­сударственных заказов, приема и постановки оперных произведений, ликвидировав множественность принимающих инстанций и устранив формальные методы руководства этим участком работы.

Имеется в виду ликвидировать практику многочисленных прослушиваний произведения на разных этапах его создания различны­ми отдельными организациями: Союзом композиторов, Управлением театров Министерства культуры, партийными организациями, худо­жественными советами и т.д. Установить порядок разовых просмотров произведений лишь на наиболее ответственных этапах их сочи­нений объединенной комиссией из высококвалифицированных представителей всех заинтересованных организаций.

6. Реорганизовать структуру Отдела Управления театров Мини­стерства культуры. Учредить сектор подготовки сценариев и либрет­то. Укрепить кадры редакторов и других руководящих лиц управле­ния.

7. Рассмотреть вопрос о создании наиболее благоприятных усло­вий для экспериментальной работы по созданию и постановке новых оперных произведений в Ленинградском Малом оперном театре и Московском музыкальном театре им.Станиславского и Немировича-Данченко, который следовало бы перевести в группу театров союз­ного подчинения.

Что касается Большого театра, то здесь установить порядок, при котором на основной сцене должна вестись работа по усовершенст­вованию новых, уже апробированных советских опер, а филиал теат­ра должен быть использован для экспериментальной работы над впервые идущими операми.

8. Провести мероприятия по укреплению кадров заведующих ли­тературной частью в основных театрах союзного подчинения.

9. Выступить на страницах центральной печати (газета «Правда») по вопросу о состоянии дела создания советской оперы и о работе в связи с этим творческих Союзов и театров.

10. Создать комиссию в составе тт. Румянцева (созыв), Тарасова, Беспалова, Хренникова, Ярустовского, Софронова, Бузина, Анисимова для рассмотрения затронутых вопросов и выработки практиче­ских мероприятий по улучшению дела создания советской оперы.

Просим Вашего решения.

А. Румянцев
П. Тарасов
Б. Ярустовский

Помета: «В архив. Представлена измененная записка. А. Соловьев 22. 09. 1953».
Ф. 5. Оп. 17. Д. 445. Л. 17–33. Подлинник.

К содержанию

О состоянии советской оперы. ПРИМЕЧАНИЯ

(1) Кабалевский Д. Б. (1904—1970) — композитор, народный артист СССР (1963), Герой Социалистического Труда (1974). Оперы «Кола Брюньон» (1937), «Семья Тараса» (1950) и др. Опера «Никита Вершинин» была впервые по­ставлена в Москве в 1955 г.

(2) Опера «Угрюм-река» Я. А. Френкеля по роману В. Шишкова впервые была по­ставлена в Ленинграде в 1951 г.

(3) Опера Хренникова «Мать» была завершена в 1957 г.

(4) В опере В. И. Мурадели «Октябрь» композитор попытался воплотить некоторые черты образа В.И. Ленина вокальными средствами (1961, концертное исполнение; 1964 Большой театр)

(5) Дзержинский И. И. (1909—1978) — композитор, народный артист СССР, лауреат Сталинской премии (1950). Оперы: «Тихий Дон» по М.А.Шолохову (постановка 1935, Ленинградский малый оперный театр) сыграла видную роль в разработке советской оперы (2-я часть под названием «Григорий Ме­лихов», 1967, Ленинградский театр оперы и балета); «Гроза» (по А.Н.Островскому, 1940—1955); «Далеко от Москвы» (по В. Н. Ажаеву, 1954, Ленинград­ский малый оперный театр).

(6) Шостакович Д. Д. (1906—1975) — композитор, народный артист СССР (1954), Герой Социалистического Труда (1966), Сталинские и Государственные пре­мии СССР (1941, 1942, 1946, 1950, 1952, 1968), лауреат Международной премии мира (1954), Ленинской премии (1958). Автор опер «Нос» (1928), «Катерина Измайлова» (2-я редакция 1962); балетов «Золотой век» (1930), «Болт» (1931), «Светлый ручей» (1935); оперетты «Москва, Черемушки» (1959); симфонической поэмы «Казнь Степана Разина» (1967); 19 симфоний и других произведений.

(7) Хачатурян А. И. (1903—1978) — композитор, народный артист СССР (1954), Герой Социалистического Труда (1973). За создание «Симфонии-поэмы», посвященной 30-летию Октября, подвергся критике на Совещании деятелей советской музыки в ЦК ВКП(б) (1948, январь) как композитор, «придержи­вающийся формалистического направления» (редакционная статья «Корен­ные вопросы развития советской музыки». — Правда. 1948. 24 марта). В по­становлении ЦК ВКП(б) от 10 февраля 1948 г. «Об опере "Великая дружба" В. Мурадели» назван в числе композиторов, «в творчестве которых особенно наглядно представлены формалистические извращения, антидемократические тенденции в музыке, чуждые советскому народу и его художественным вку­сам» // Правда. 1948. 11 февраля; см. также: Т. Ливанова. Арам Хачатурян и его критики // Советская музыка. 1948. № 5. С. 40—48.

(8) Чайковский Б. А. (1925) — композитор, народный артист РСФСР. Опера «Звезда», симфонические произведения. Государственная премия СССР 1957 г.

(9) Молчанов К. В. (1922—1982) — композитор, заслуженный деятель искусства РСФСР (1963). Оперы «Неизвестный солдат» (1967), «Русская женщина» (1969), «Зори здесь тихие» (1973) и др. Опера «Каменный цветок» по мотивам уральских сказов П. П. Бажова написана в 1950 г., шла в Московском му­зыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко.

(10) Тулебаев М. Т. (р. 1913) — казахский, советский композитор, народный ар­тист СССР, председатель Союза композиторов Казахстана (1956—1960), ав­тор опер и музыки Государственного гимна Казахской ССР. Опера «Биржан и Сара» (1946, 2-я редакция 1957 г.) удостоена Сталинской премии в 1949 г

(11) Данькевич К. Ф. (р. 1905) — композитор, народный артист СССР. Профес­сор Киевской, Одесской консерваторий.

(12) Автор оперы «Кавалер золотой звезды» по книге С. Бабаевского — Ю. Бирюков.

(13) Автор оперы «Хождение по мукам» по книге А. Н. Толстого — А. Спадавеккиа.

Новости
Социальные сети
Смотрите также
Поделиться ссылкой
RSS

RSS — специальный формат, предназначенный для новостей и анонсов, который поддерживает большинство браузеров. Вы можете подписаться на rss-канал проекта «Песни советского человека», нажав на данную кнопку.