Песни советского человека. Песни, тексты, ноты, аккорды, табулатуры. 
				Русские, советские и зарубежные песни

В. Баснер, М. Матусовский. НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ

ПЕСНЯ «НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ». АККОРДЫ ДЛЯ ГИТАРЫ

Размер 4 / 4

  Am Dm Dm6
Дымилась роща под го- рою,  
E7   Am  
  И вместе с ней горел за- кат...  
  Dm F7 Dm6
Нас оставалось только трое    
E7   A7  
  Из восемнадцати ре- бят.  
  Dm G7 C
Как много их, дру- зей хо- роших,
  E7 F A7
Лежать о- сталось в темно- те —  
Dm6   Am  
  У незнакомого по- селка  
  E7 Am (A7)
На безы- мянной высо- те.  

ТРАНСПОНИРОВАТЬ В ДРУГУЮ ТОНАЛЬНОСТЬ. НА ПОЛТОНА

Текущая тональность: ля минор

Am Dm Dm6 E7 F7 A7 G7 C
F              
             
Условные обозначения
Показать

I. Струны от 6-ой до 1-ой (слева направо).
II. Номер лада.
III. Открытая струна.
IV. На струне не извлекается звук.
V. Пальцы: указательный (1), средний (2), безымянный (3), мизинец (4).
VI. Барре указательным пальцем.

ПЕСНЯ «НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ». ПОДОБРАТЬ БОЙ (ПЕРЕБОР)

Чтобы воспользоваться справочником «Бой + Перебор», включите поддержку flash и javascript в браузере.

ПЕСНЯ «НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ». ТЕКСТ

Памятник «На Безымянной высоте»

Дымилась роща под горою,
И вместе с ней горел закат...
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.
Как много их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте —
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Светилась, падая, ракета,
Как догоревшая звезда.
Кто хоть однажды видел это,
Тот не забудет никогда.
Он не забудет, не забудет
Атаки яростные те
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Над нами «мессеры» кружили,
Их было видно, словно днем...
Но только крепче мы дружили
Под перекрестным артогнем.
И как бы трудно ни бывало,
Ты верен был своей мечте —
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Мне часто снятся все ребята,
Друзья моих военных дней,
Землянка наша в три наката,
Сосна сгоревшая над ней.
Как будто вновь я вместе с ними
Стою на огненной черте —
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

1963

Последние две строчки повторяются два раза

ПЕСНЯ «НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ». АВТОРЫ

Советский композитор Вениамин Баснер

Советский композитор Вениамин Ефимович Баснер (1925—1996)

ВЕНИАМИН БАСНЕР

Вениамин Ефимович Баснер родился 1 января 1925 года в Ярославле в семье портного. С детства начал обучаться игре на скрипке в местной музыкальной школе. После окончания Ярославского музыкального училища в 1942 году Вениамина Баснера приняли в Ярославскую филармонию скрипачом-солистом, а через год композитор был призван в армию, где служил в военном оркестре аранжировщиком. Демобилизовавшись в 1944-м году, Баснер поступил в Ленинградскую консерваторию, которую окончил в 1949 по классу композиции и скрипки. С 1949 по 1955-й год композитор работал солистом в различных оркестрах, а в 1955-м стал членом правления Ленинградского отделения Союза композиторов СССР, возглавив комиссию по работе с молодёжью. За годы творческой деятельности Вениамин Баснер две оперы, балет, камерные, вокальные и симфонические произведения, десять оперетт и мюзиклов, однако наибольшей популярностью пользуются его песни, большинство из которых было написано для кинематографа. Среди них можно назвать «С чего начинается Родина» и «Мазнём не глядя» из кинофильма «Щит и меч», «На безымянной высоте» из кинофильма «Тишина», «Березовый сок» из кинофильма «Мировой парень», «Белой акации гроздья душистые» из кинофильма «Дни Турбиных», «Это было недавно, это было давно» из кинофильма «Друзья и годы», «На всю оставшуюся жизнь» из одноименного кинофильма и многие другие. Вениамин Ефимович Баснер умер 3 сентября 1996 года в посёлке Репино под Санкт-Петербургом. Похоронен на Комаровском кладбище в пригороде Санкт-Петербурга.

Советский поет Михаил Матусовский

Советский поэт Михаил Львович Матусовский (1915—1990)

МИХАИЛ МАТУСОВСКИЙ

Михаил Львович Матусовский родился 10 (23) июля 1915 года в Луганске в семье служащего. В 1939-м окончил Литературный институт имени М. Горького. В годы Великой Отечественной войны работал корреспондентом фронтовых газет. Начал печататься в 1934-м. Первая книга стихов Матусовского — «Луганчане» появилась в 1939-м. Автор поэтических сборников «Фронт» (1942), «Когда шумит Ильмень-озеро» (1944), «Слушая Москву» (1948), «Улица мира» (1951), «Тень человека. Книга стихотворений о Хиросиме, о её борьбе и её страданиях, о её людях и её камнях» (1968), поэм «Не забывай» (1964), «Суть» (1979), а также мемуаров «Семейный альбом» (1978—79). Матусовский — известный поэт-песенник (песни «Школьный вальс», «Подмосковные вечера», песни к кинофильмам «Верные друзья», «Испытание верности», «Неподдающиеся» и многим другим). Лауреат Государственной премии СССР (1977). Поэт награждён 3 орденами, а также медалями. Умер в Москве 17 июля 1990 года.

ПЕСНЯ «НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ». ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Михаил Матусовский и Венимин Баснер

Создатели песни «На безымянной высоте» — поэт Михаил Матусовский и композитор Венимин Баснер

Как создается музыка? Откуда, из каких глубин под­сознания рождается мелодия, волнующая сердца?

Есть много рассказов о счастливых мгновениях творческого вдохно­вения, которым люди обязаны шедеврами.

Обманчиво впечатление, что вдохновение вспыхивает внезапно или подчиняется усердию. Вдохновение готовится всей жизнью творца. Все, что происходит в нем самом и вокруг него, готовит эти единственные неповторимые моменты. Постепенно накапливаются душевные «отложе­ния», из пестрой мозаики переживаний складывается картина, освещен­ная лучом осуществленного замысла.

Вот почему, раздумывая о «секрете» успеха одной песни, которая при­обрела действительно всенародную популярность, я не хочу начинать ни с музыкального анализа, ни с обстоятельств, непосредственно с ней свя­занных. Я вижу истоки этой замечательной мелодии далеко, еще в дет­стве композитора.

В 1937 году в Ярославль на гастроли приехал симфонический оркестр Всесоюзного радио. Дирижировал Александр Гаук. Играли Пятую сим­фонию Дмитрия Шостаковича, новое тогда сочинение.

В зале среди слушателей сидел двенадцатилетний мальчик, ученик мест­ной музыкальной школы, ничем не примечательный ученик, немножко игравший на скрипке. Это было первое сочинение Шостаковича, кото­рое он услышал. Симфония потрясла его.

На следующий день мальчик бросился в нотный магазин за партитурой. Партитуры в Ярославле не было. Зато вскоре мальчик — звали его Веня Баснер — купил грампластинку с записью Первого квартета Шостаковича. Нот квартета тоже достать не удалось. Тогда Веня решил записать с плас­тинки весь нотный текст.

Задача оказалась нелегкой: навыков такой записи у него не было. По­мог абсолютный слух, память, а главное — энтузиазм, влюбленность в эту музыку и страстное желание сыграть ее самому, собственными руками, почувствовать не только на слух, но и, так сказать, на ощупь каждый штрих, каждую интонацию.

Веня перестал ходить в школу. Целый день пластинка крутилась, перо лихорадочно скрипело.

Родители мало понимали в музыке, но любили ее: отец работал закрой­щиком на местной обувной фабрике «Североход», мать вела домашнее хозяйство. Необычное увлечение сына не вызывало у них протеста.

Вене удалось собрать ученический квартет, и в конце концов после длительных репетиций по записанным нотам они сыграли сочинение Шос­таковича в Ярославле, в своей музыкальной школе.

Этот эпизод, собственно, решил судьбу мальчика.

Шостакович стал его кумиром — Веня ждал теперь каждого нового сочинения, выписывал ноты из Москвы, Ленинграда, покупал пластинки, собирал статьи, рецензии.

Много лет спустя, уже завоевав известность, познакомившись с Шоста­ковичем, Баснер показал ему свою детскую запись Первого квартета. Дмитрий Дмитриевич просмотрел все внимательно, такт за тактом и на­шел маленькую ошибку: в одном месте виолончель звучала так высоко, что ее партия была приписана скрипке.

Война застала Баснера студентом первого курса Ярославского музы­кального училища. Осенью 1941 года занятия в училище стали сворачи­ваться: фашистские войска подходили к Москве.

Ускоренным темпом Баснер закончил музыкальное училище и ушел в армию: его направили в Ленинградское артиллерийское училище, ба­зировавшееся в Костроме.

Он готовился стать офицером-артиллеристом, а в свободное время занимался армейской самодеятельностью: играл в духовом оркестре по­очередно едва ли не на всех инструментах, поражая курсантов, и делал пе­реложения для этого оркестра песен, увертюр, оперных отрывков.

Затем был фронт. Были будни войны: бои, окопы, смерть рядом — все, что много лет спустя позволило ему сказать: «Я видел, чувствовал трагедию войны, а это не забывается».

Кончалась война... Нужно было учиться.

И он нашел учителей: Моцарта, Бетховена, Брамса, Вагнера! Сама му­зыка обучала Баснера. Изучал он ее с упорством человека, решившего доказать свое право на творчество.

Помощи ждать было неоткуда: отец тяжело болел. Пришлось устроить­ся работать скрипачом в эстрадный оркестр Ленинградского радио. Ру­ководил оркестром талантливый композитор Николай Минх, большой знаток эстрадной музыки. Минх поручал Баснеру инструментовать для оркестра различные пьесы, песни.

Это тоже стало хорошей школой: все, что инструментовалось, тотчас же звучало в оркестре; таким образом Баснер имел возможность про­верять себя, исправляя ошибки. Он привык работать быстро, развил в се­бе тонкость оркестрового слуха.

В 1953 году, к Международному фестивалю молодежи в Варшаве, в про­грамме которого значился и конкурс композиторов, Баснер сочинил Второй струнный квартет. Квартет отметили премией. О нем заговорили в музыкальных кругах, писали, подробно толкуя музыку.

Молодого музыканта приняли в Союз композиторов.

Произошла и его первая встреча с кино: Баснеру поручили написать музыку к кинофильму «Бессмертный гарнизон» о защитниках Брест­ской крепости. Можно ли было желать лучшего начала!

Кино раскрыло свойственный Баснеру дар композиторского перево­площения. Изучая сценарий, он внутренне слышал музыкальные характе­ристики всех действующих лиц.

Работая днем и ночью, он писал по тридцать – тридцать пять страниц партитуры в день!

Музыка звучала великолепно, фильм «заиграл» новыми эмоциональ­ными красками, усилился его драматизм. Музыка вошла в фильм как абсолютно необходимый, органичный компонент, стала одним из самых сильных выразительных средств.

После успеха «Бессмертного гарнизона» Баснер написал музыку к тридцати кинофильмам, в том числе и к таким известным, как «Человек родился», «Ленинградская симфония», «Судьба человека», «Полосатый рейс», «Битва в пути».

С таким внушительным творческим багажом Баснер пришел к фильму «Тишина»; с песней «На Безымянной высоте».

Мемориальный коплекс «На безымянной высоте». Имена героев

Та самая безымянная высота, о которой написана песня. Посёлок Рубеженка Куйбышевского района Калужской области. Сегодня здесь расположен мемориальный коплекс. А те далёкие события происходили 13—14 сентября 1943 года.

Поэт Михаил Матусовский не любит придумывать сюжеты для песен, он ищет их в реальных событиях, считая, что жизнь неизмеримо изобре­тательней любой фантазии.

Работая во время Великой Отечественной войны во фронтовой газете, Матусовский писал стихи, очерки, информационные заметки. Подвиги были фронтовым бытом, и в блокнотах поэта сохранилось много фактов, не использованных в газете.

О чем написать песню для «Тишины»?

Просматривая военные блокноты, поэт нашел запись о подвиге восем­надцати солдат на Безымянной высоте. Запись краткую.

Высота была занята немцами, мешала продвижению наших войск. Под­ступы к ней казались неприступными.

Восемнадцать солдат вызвались обойти высоту ночью с тыла и занять ее. Это были сибирские добровольцы, коммунисты. Бой продолжался до рассвета. Вызвав на себя огонь, смельчаки дрались до последнего патро­на. Последняя радиограмма восемнадцати бойцов заканчивалась словами: «... принимаем бой».

Утром высотой овладели советские войска, похоронив на ней погиб­ших бойцов.

Еще в 1943 году Матусовский пытался написать поэму об этом фрон­товом эпизоде, но поэма его не удовлетворила и где-то затерялась в ар­хиве.

Теперь поэт писал вновь о безымянном подвиге на Безымянной вы­соте, у незнакомого поселка. Песню-воспоминание о буднях войны, песню о долге, о совести.

Стихи взволновали композитора. Но песня не получалась. Может быть, его сковывало величие темы — здесь нужна была, он понимал это, какая-то особая, безошибочно простая, суровая и трогательная мелодия; то, что находил он, казалось пресным и повторяло уже известное.

Песня определенно не получалась. Два варианта режиссер отверг.

Композитора охватило отчаяние. Честно говоря, он должен был от­казаться от сочинения музыки к фильму, который ему очень нравился игрой чудесных актеров, талантливой режиссурой В. Басова (вместе с В. Басовым он уже работал, создавая музыку к двухсерийному фильму «Битва в пути»).

Дело происходило в Москве, на студии «Мосфильм», где снималась картина. Удрученный композитор решил уехать в Ленинград. Вечерних поездов ожидать не хотелось: он купил билет на дневной экспресс, ухо­дивший в полдень. Усевшись в кресло, Баснер приготовился проскучать шесть часов пути. На душе было скверно.

Вагон сильно качало. Где-то плакал ребенок. Студенты бренчали на ги­таре. Летняя духота не давала уснуть.

На память вновь пришли стихи о Безымянной:

У незнакомого поселка
На Безымянной высоте...

Вдруг стихи «запелись». Сразу прояснилось начало фразы и «зацепило» следующую интонацию. По опыту он знал: главное — найти «зерно», по­том не упустить, не снизить напряжения мелодии, развить ее.

Закрыв глаза, чтобы не отвлечься, он повторял мотив, боялся его за­быть. Часто случалось: удачные мелодии, возникшие в обстановке, где не было ни пера, ни бумаги, ни фортепиано, быстро забывались и потом он долго жалел о них.

Нет, здесь он не мог, не должен был упустить мелодию. Бумага? Перо? Где их взять? Да и неловко казалось приниматься в вагоне за запись.

Он ехал и бормотал мотив. Звук за звуком. Повторял, что-то меняя. И так все шесть часов. Ехал и напевал, почти неслышно. Напевал и в мет­ро, пока добирался домой, в конец Московского проспекта.

Дома удивились его преждевременному возвращению. Ничего не объяс­няя, он вбежал в кабинет и быстро записал главное.

Нужно было срочно возвращаться в Москву. С песней.

До отхода «Красной стрелы» оставалось три часа.

Наутро композитор появился на «Мосфильме» веселый, спокойный, с новой песней.

Обычно режиссеры избегали исполнения песни до выхода фильма на экран: хотелось, чтобы появление песни связывалось с фильмом. Удача песни воспринималась как удача фильма.

С согласия В. Басова на сей раз сделали исключение: разрешили Льву Барашкову спеть «На Безымянной высоте» в концерте.

Песня бисировалась.

После выхода фильма «Тишина» на экраны, песню запела вся страна — пожилые люди, для которых она звучала как волнующее, суровое вос­поминание, и молодежь, для которой она стала олицетворением подвига их сверстников в годы войны.

Дымилась роща под горою,
И вместе с ней горел закат...
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.
Как много их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте —
У незнакомого поселка,
На безымянной высоте.

Источник: С. Хентова. На безымянной высоте. // Рассказы о песнях. М. 1985

«НАС ОСТАВАЛОСЬ ТОЛЬКО ТРОЕ ИЗ ВОСЕМНАДЦАТИ РЕБЯТ…»

Кинофильм «Тишина»

Рекламный плакат кинофильма «Тишина»

Это было в начале шестидесятых годов. На «Мосфильме» кинорежиссер Владимир Басов начал работать над картиной «Тишина» по роману Юрия Бондарева, а музыку он предложил написать молодому ленинградскому композитору Вениамину Баснеру. Объяснил: очень нужна одна главная песня фильма, которую будет исполнять человек, недавно вернувшийся с вой­ны, — песня о тех, кто не вернулся...

Вообще-то молодому композитору привычнее было сочи­нять симфонии, балеты, струнные квартеты, романсы, наконец, а песенный его опыт к тому времени оказался совсем невелик. И вот песня о войне, от имени фронтовика... Композитор чув­ствовал огромную необходимость написать ее: ведь сам был опален пламенем Великой Отечественной — служил в артил­лерии, потерял близких... И поэт Михаил Матусовский тоже знал ту войну не понаслышке: работал в редакции фронтовой газеты, был ранен... Вот и принес он Баснеру стихи о троих ребятах, что остались в живых из восемнадцати, принявших бой «у незнакомого поселка на безымянной высоте».

Стихи композитору понравились, а песня никак не полу­чалась: музыкальный редактор «Мосфильма» Раиса Алексан­дровна Лукина забраковала и первый вариант, и второй, и тре­тий... Однажды после очередной неудачи вышел композитор со студии, приехал на вокзал, сел в дневной ленинградский поезд — и там, под стук колес, вдруг почувствовал мелодию... Записать ее оказалось не на чем, да и неудобно работать в кресле покачивающегося вагона — в общем, всю дорогу на­певал про себя, чтобы не забыть.

Прибежал домой — и сразу набрал московский телефон со­автора:

— Есть! Получилось!

Вернулся в столицу, проиграл на рояле мелодию и... не услышал никаких восторгов. Все же решили записать с оркест­ром. Пригласили исполнителя — Льва Барашкова.

Потом механик по звукозаписи весь вечер крутил эту пленку, многие на студии знали уже песню наизусть — стало ясно, что она действительно получилась.

Лишь картина вышла на экран, как тревожный, суровый мотив подхватили тысячи, миллионы голосов:

Дымилась роща под горою,
И вместе с ней горел закат...
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.
Как много их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте —
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Впрочем, с этого история песни только начиналась.

Неудержимой рекой хлынули письма от бывших фронто­виков, и каждый уверял авторов, что все это — именно из его биографии, именно о его высоте, только, мол, бойцов там было не восемнадцать, а другое количество. Между тем Матусовский отлично помнил, как коллега из фронтовой газеты рассказал ему о восемнадцати сибиряках. И вот однажды — весточка от полковника Плотникова: он нашел имена тех героев-сибиряков, всех восемнадцати, но в живых тогда из них осталось, оказывается, не трое, а двое, и с ними даже можно встретиться — Герасим Ильич Лапин проживает в Донецке, а Константин Нико­лаевич Власов — в Новосибирске.

Вскоре встреча состоялась — в Москве, на «Голубом огонь­ке». Обнялись солдаты, поэт, композитор... И узнали люди, что тот бой был под поселком Бетлицы, на Калужской земле.

Вскоре там, на высотке, поставили памятник — двое солдат склонились над павшими, и легли на камень строки:

Мы не забудем, не забудем
Атаки яростные те
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Прошли годы — и на месте временного памятника был сооружен торжественный мемориал.

А песня?.. А песня не теряет своей остроты по сей день. И ведь вроде нет в ее музыке ничего уж такого особенного. Специалисты бы сказали: просто марш, печальный марш сред­него движения. Правда, есть там один секрет: во вступлении играет труба. Помните: та-та-та-та-та?.. Потом эта щемящая интонация возникнет и в «Горячем снеге» Пахмутовой, и во френкелевских «Журавлях», и в песне Левашова «Бери шинель, иди домой»...

Однажды, Девятого мая, я пришел на Пулковские высоты и увидел, как седые люди, на чьих не очень-то модных штатских пиджаках было тесно боевым наградам, пели обнявшись:

Мне часто снятся все ребята,
Друзья моих военных дней,
Землянка наша в три наката,
Сосна сгоревшая над ней.
Как будто вновь я вместе с ними
Стою на огненной черте —
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Источник: Л. Сидоровский // «И только потому мы победили…» М. 1985

ПЕСНЯ «НА БЕЗЫМЯННОЙ ВЫСОТЕ». СЛУШАТЬ ОНЛАЙН

Чтобы посмотреть видео, включите поддержку flash и javascript в браузере.

КАДРЫ ИЗ ФИЛЬМА «ТИШИНА»

Режиссёр: Владимир Басов

В ролях: В. Коняев, Г. Мартынюк, Л. Лужина, Г. Жжёнов, В. Сафонов, М. Ульянов и другие

Вениамин Баснер, Михаил Матусовский

Песня «На безымянной высоте»

Исполняет Георгий Мартынюк

1963 г.

Новости
Социальные сети
Смотрите также
Поделиться ссылкой
RSS

RSS — специальный формат, предназначенный для новостей и анонсов, который поддерживает большинство браузеров. Вы можете подписаться на rss-канал проекта «Песни советского человека», нажав на данную кнопку.