Песни советского человека. Песни, тексты, ноты, аккорды, табулатуры. 
				Русские, советские и зарубежные песни

С. Хентова. ИНТЕРНАЦИОНАЛ. История создания. Биография авторов

Эжен Потье. ПЕРВЫЕ СТИХИ

Уолтер Крэн. Рисунок, посвященный Парижской Коммуне

Рисунок английского художника Уолтера Крэна, посвященный Парижской Коммуне

Эжен Потье известен в Париже как искус­ный разрисовщик тканей. Дела в его мас­терской идут бойко. Заказчиков много. Собратья по ремеслу считают, что в буду­щем Эжен может стать состоятельным че­ловеком: вкус, чутье красок выделяют разрисованные им ткани, парижские мод­ницы берут их нарасхват.

Но вместо того, чтобы устремиться к буржуазному преуспеванию, Потье делает смелый шаг: вступает в Международное товарищество рабочих — Первый Интернационал, вдохновленный и организован­ный Карлом Марксом. В этот союз трудящихся Потье вовлекает и других разри­совщиков тканей, вызвав ненависть фабрикантов.

Квартира Потье заполнена книгами. Каждую свободную минуту он посвящает чтению. Изучает философию, политичес­кую экономию. На столике у кровати — бумага с короткими ровными строчками: Потье пишет стихи. Стихи — его страсть, призвание.

Он начал их писать мальчиком. Родите­ли смотрели на это как на забаву. Нужно было работать: в тринадцать лет Эжен ос­воил профессию упаковщика.

В дни Июльской революции 1830 года мальчик оказался на парижских баррика­дах, подобно Гаврошу — герою писателя Виктора Гюго.

На баррикадах Эжен и сложил свою первую песню в честь Свободы и спел ее сам на улице, как он вспоминал, «под аккомпанемент последних выстрелов».

Тогда же певец — шансонье Шарль Лепаж — помог выпустить в свет маленькую книжечку стихов юного поэта с посвяще­нием Беранже — певцу обездоленных, другу автора «Марсельезы» Руже де Лиля. Между Потье и Беранже завязалась пере­писка: Эжен клятвенно обещал Беранже, что как бы ни сложилась его судьба, он всегда останется рабочим и будет бороть­ся за дело трудящихся.

К содержанию

Эжен Потье. ПОПУЛЯРНОСТЬ

Эжен Потье

Французский поэт Эжен Потье (1816—1887)

Прошло почти сорок лет.

Эжен совершенствовался как литера­тор, писал драмы, песни, бедствовал, перепробовав много профессий, пока не при­нялся разрисовывать ткани. Работа, соприкасавшаяся с художественным творчест­вом, ему очень нравилась: собственно, Потье заложил основы искусства рисунка на тканях во Франции.

Некоторые песни Потье стали популяр­ны. Узнали о нем и в России — от революционного поэта, друга Н. Г. Чернышевс­кого Михаила Ларионовича Михайлова, которого В. И. Ленин называл непреклон­ным врагом тирании. Сотрудничая в литературных изданиях вместе с П. Л. Лав­ровым — автором «Рабочей Марсельезы», Михайлов сам сочинял песни. Некоторые из них пелись в нелегальных кружках.

С Потье Михайлов встретился в Париже и написал об этом в журнале «Современник», издававшемся Н. А. Некрасовым. В присланных туда «Парижских письмах» Михайлов впечатляюще нарисовал облик французского поэта «с тихим и кротким голосом и черными выразительными гла­зами». Видимо, Михайлову, как многим друзьям, Потье сам спел свои песни; тог­да особенно большую популярность имела его песня «Когда ж она придет?» — о при­ходе Красавицы, под которой подразуме­валась Революция.

За несколько месяцев до парижского восстания, приведшего к Коммуне, Потье сочинил песню, страстно призывавшую к борьбе, — это было преддверием песни «Интернационал».

К содержанию

Эжен Потье. ПАРИЖСКАЯ КОММУНА

Титульный лист сборника, где впервые был опубликован «Интернационал»

Титульный лист сборника революционных песен Эжена Потье (Париж, 1887), где впервые был опубликован «Интернационал»

С марта 1871 года, когда провозгласи­ли Коммуну, Потье — в рядах ее активных участников. Свершилась мечта поэта — ра­бочий люд взял власть в свои руки, чтобы осуществить идеалы, провозглашенные Первым Интернационалом. Потье пони­мал, как много значил этот почин для все­го мира, как важно было доказать способ­ность рабочих управлять Парижем. Этого невысокого пожилого толстяка с добры­ми глазами видят то в созданной им Феде­рации художников, то в разных округах огромного города. Говорить Потье не лю­бит, всегда занят делом.

Перелистаем столетней давности про­токолы заседаний Коммуны. Имя гражда­нина Потье в них упоминается неоднократ­но. 19 апреля 1871 года Потье присутству­ет при решении вопроса о посылке под­креплений генералу Ярославу Домбровскому.

Заседание 20 апреля. Потье — в президи­уме как один из руководителей Комму­ны. Заседание 21 апреля. Потье вводится в комиссию Общественных служб с самы­ми широкими административными обя­занностями.

28 апреля пять членов Коммуны — в их числе Потье — направляются на манифеста­цию, чтобы, как записано в протоколе, «выступить перед парижским народом». Под огнем противника обследовав укрепленные пункты Аньер и Леваллуа, Потье в этот день докладывает, что «положение там не безнадежно, оно даже не плохо; войска почти столь же многочисленны, в хорошем состоянии, свежи, хорошо оде­ты, хорошо вооружены; у них нет артил­лерии в том количестве, как бы они хоте­ли, но, в общем, батальонные командиры довольны».

30 апреля Потье участвует в организа­ции Комитета общественного спасения — руководящего органа Коммуны — и вме­сте с Лефрансе, Ланжевеном и другими ее членами высказывает свои соображения по ряду законопроектов.

Энергичного коммунара, безупречно че­стного, самоотверженного, любимого народом, избирают в руководство Нацио­нальной гвардии; решая дела, он особен­но заботится о втором округе Парижа, о его восьмидесяти тысячах жителей, без­гранично преданных Коммуне.

Стремительно прошли бурные недели марта — апреля. Враги Коммуны собрали войска и пошли в наступление на рабо­чий Париж. Завязались ожесточенные бои. Потье — среди защитников Коммуны. Что с того, что он плохо владеет рукой, плохо видит. Зато Потье храбр, находчив, ни в каких обстоятельствах не теряет бод­рости духа.

Коммуна подавлена. Дым от сожжен­ных трупов коммунаров стоит над Пари­жем, от крови стала красной вода Сены. Поэта ищут для расправы. Потье вынуж­ден скрываться. Бессильный сражаться, он берется за перо, чтобы сказать о том, что пережил. В нем еще не остыла энергия тех дней, когда он был среди руководителей Коммуны, когда в спорах решались во­просы жизни свободных трудящихся Па­рижа и казалось, что удастся победить и прочно установить новый строй. И после поражения он чувствовал себя бойцом, пе­реживая битвы, в которых участвовал в дни Коммуны.

Гнев, печаль и душевная сила — с таки­ми чувствами Потье писал стихотворение о борьбе — «Интернационал»:

Это есть наш последний
И решительный бой,
С Интернационалом
Воспрянет род людской!

Дочь Карла Маркса Лаура Лафарг

Лаура Лафарг, дочь Карла Маркса

На стихах посвящение — другу по борь­бе, члену Первого Интернационала, парижскому коммунару Гюставу Лефрансе.

Народный учитель, подвергавшийся пре­следованиям за политические убеждения, Лефрансе был членом Исполнительной и Финансовой комиссий Коммуны, работал и сражался бок о бок с Потье, вынужден был скрыться от преследований в Швей­царии, где стал членом Женевской сек­ции Интернационала.

Потомки Лефрансе спустя многие годы переехали в Советскую Россию, стали вместе с советским народом строить новый мир, о котором пелось в «Интернациона­ле»; у правнучки Лефрансе Нины выявился музыкальный талант: ныне композитор Нина Андреевна Карницкая (Лефрансе) живет в Новосибирске, ее сочинения — симфоническая увертюра «Дружба», «Род­ная Осетия», фортепианный концерт — звучат на филармонических эстрадах. После разгрома Парижской Коммуны военный трибунал приговорил Потье, как активного коммунара, к смертной казни, Потье бежал: скитался в Англии, Соеди­ненных Штатах Америки и там продолжал писать поэмы, стихи, воспевая борь­бу, разъясняя цели Парижской Коммуны, причины ее поражения:

Да, был Париж твоим и, хаос побеждая,
Ты поднимала новь.
Ты — мозг рабочего, душа его живая,
Ты — плоть его и кровь.

К содержанию

Эжен Потье. ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЖИЗНИ

Могила Эжена Потье

Могила Э. Потье на кладбище Пер-Лашез в Париже

Возвратился на родину, во Францию, Потье уже старым, больным, без средств к существованию: разрисовывать ткани не хватало сил. Как и Руже де Лиль, ав­тор текста великой песни умирал заброшенным, нищим, но до последних минут жизни сочинял стихи.

Друзья поэта, его соратники по Ком­муне собрали деньги на издание книги «Революционные песни», куда вошел и текст «Интернационала»: книга появилась в 1887 году весной.

А в ноябре Потье скончался. В гроб с его телом, завернутым в красное знамя, вложили сборник стихов «Революционные песни». На катафалке алел отличительный знак члена Парижской Коммуны — красный шарф с золотыми кистями. Тысячи рабочих собрались у Стены ком­мунаров на кладбище Пер-Лашез. Было произнесено много речей о подвиге бойца-коммунара, воспевшего восстание париж­ского пролетариата. Дочь Карла Маркса Лаура Лафарг клятвенно обещала прило­жить усилия для распространения «Интернационала» в разных странах. В письме к Фридриху Энгельсу Лаура назвала это своим обетом Потье: «Я дала обет Потье на его смертном ложе, что постараюсь сделать его поэзию известной загранич­ным читателям». Работа по переводам захватила Лауру. «Песни Потье, — писала она, — лучшие и даже единственные рево­люционные песни, которыми могли бы похвалиться французы нашего поколе­ния».

В начале XXвека жизнь Потье и его поэ­зия заинтересовали Владимира Ильича Ленина. В 1913 году он опубликовал в газете «Правда» статью об Эжене Потье, знакомившую русских рабочих с обликом замечательного поэта, который, как ука­зывал В. И. Ленин, «был одним из самых великих пропагандистов посредством пес­ни. Когда он сочинял свою первую песнь, число социалистов рабочих измерялось, самое большее, десятками. Историческую песнь Евгения Потье знают теперь десятки миллионов пролетариев».

Статью о Потье Ленин писал в Кракове, где — есть основания предполагать — он был знаком и с музыкантами. В это же время Ленин написал статью «Развитие рабочих хоров в Германии» на ту же те­му — о пропаганде революционных идей с помощью песни. В своих трудах В. И. Ле­нин неоднократно приводил строки из пролетарского гимна: 36 раз он цитиро­вал и упоминал «Интернационал».

Сборник Потье «Революционные песни» сопровождал Владимира Ильича Ленина и Надежду Константиновну Крупскую во время эмиграции, в зарубежных скитани­ях: переезжая с места на место, в самых трудных условиях они не расставались с книжкой поэта, содержащей текст «Интернационала».

К содержанию

Пьер Дегейтер. БИОГРАФИЯ

Пьер Дегейтер

Французский композитор Пьер Дегейтер (1848—1932)

Музыка великого гимна возникла не сразу, а только спустя семнадцать лет пос­ле создания текста.

В июне 1888 года сборник «Революци­онные песни» попал в руки музыканта-любителя Пьера Дегейтера, жившего на се­вере Франции, в городе Лилле. Пьер был таким же тружеником, как Эжен Потье, с детства познал эксплуатацию капиталис­тами: с семи лет работал на фабрике.

Вспоминая юность Пьера Дегейтера, Морис Торез подчеркивал: «Чтобы видеть и по достоинству оценить тот источник истины, из которого черпал музыкальный гений Пьера Дегейтера и благодаря кото­рому вспыхнуло пламя его вдохновения, нужно понять, что за нищенская жизнь бы­ла у лилльского пролетариата, когда Пьер Дегейтер стал токарем по дереву... Нужно также воскресить в памяти историю ге­роической борьбы, забастовок, восстаний пламенного, проникнутого боевым духом пролетариата...»

В Лилле существовал активный хоро­вой кружок «Лира рабочих», исполняв­ший революционные песни, классические хоры. Пьер участвовал в кружке, иногда писал для него музыку.

Один из участников хора передал ему сборник Потье «Революционные песни» и попросил: «Посмотри-ка, не найдешь ли там чего-нибудь для нас...» Пьер по случай­ности открыл сборник как раз на той стра­нице, где был напечатан «Интернационал», который ему показался, как вспоминал Дегейтер, «великолепным для хора... На другое же утро я сочинил и записал на­черно музыку куплетов, а на следующий день мне удалось присочинить к ней хо­роший припев». Песня получилась стреми­тельной, суровой, мужественной, героиче­ски подъемной. Мелодия развертывалась гибко, с той точностью декламации, когда слова и звуки сливаются в един­стве: энтузиазм, воля, негодование, возвышенный порыв сплавились с непости­жимым совершенством. Кружок «Лира рабочих» быстро разучил новый хор и спел его на празднике Союза газетчиков 23 июня 1888 года: эту дату можно счи­тать датой рождения хоровой песни-гимна «Интернационал» Потье — Дегейтера.

С тех пор, как говорил Морис Торез, «стихи рабочего-революционера Парижа и музыка рабочего-революционера Фланд­рии будут подымать

Проклятьем заклейменный
Весь мир голодных и рабов...

...Пролетарии в Лилле и в Париже, в Лондоне и в Москве, в Нью-Йорке и в Шанхае, и по всей земле воскликнут на всех языках:

Кто был ничем, тот станет всем!

Они заявят, что право защищать свое де­ло принадлежит им самим:

Никто не даст нам избавленья —
Ни бог, ни царь и ни герой.
Добьемся мы освобожденья
Своею собственной рукой».

За эту песню, как и за «Марсельезу», людей, причастных к ее распространению, станут преследовать, заключать в тюрь­мы. Французского учителя Армана Гослена за публикацию «Интернационала» обви­нили в подстрекательстве к убийству и приговорили к году тюремного заключе­ния. В 1930-е годы в румынском городе Плоешти реакционеры даже провели су­дебный процесс против «Интернациона­ла»: рабочих-нефтяников судили за то, что они пели гимн. Враги революции ясно понимали вдохновляющую роль гимна, его силу в борьбе и потому старались поставить «Интернационал» как бы «вне закона». Но, подобно «Марсельезе», этот гимн жил и распространялся вопреки всем преследованиям.

Успех песни ничего не изменил в жизни Пьера Дегейтера. Он продолжал рабо­тать мебельщиком, резчиком по дереву: созданная им мебель отличалась не только удобством, но и большим изяществом — Пьер, как и его собрат поэт Потье, очень любил свою профессию, хранил в своей квартире макеты мебели, ее фотографии. К работе он относился как к искусству, с трепетным чувством.

Дегейтер переехал в Париж, в пред­местье Сен-Дени, где продолжал изготов­лять мебель, писать песни, активно участ­вуя в революционном движении.

Каждый день с рассветом старый тру­женик принимался за резьбу по дереву, придумывая новые орнаменты для мебели, изготовляя модели полюбившихся ему образцов. В небольшом садике рез­вилась внучка Пьера маленькая Сюзанна. Для нее дедушка Пьер сочинял фортепиан­ные пьески и песни: о цветах, о пении птиц. Для нее написал музыку к сказке «Красная Шапочка» — образец замеча­тельной детской музыки.

В старости Пьер продолжал сочинять песни на стихи Потье, а иногда и сам пи­сал тексты для песен, обладая не только музыкальным, но и литературным талантом.

Первая страница «Интернационала» П. Дегейтера

Первая страница «Интернационала». Нотный автограф Пьера Дегейтера

Новости
Социальные сети
Смотрите также
Поделиться ссылкой
RSS

RSS — специальный формат, предназначенный для новостей и анонсов, который поддерживает большинство браузеров. Вы можете подписаться на rss-канал проекта «Песни советского человека», нажав на данную кнопку.